ГлавнаяДоводы


Винтовые компрессоры в нашем мире

03.11.2012 14:25

Нажмите что бы увеличитьСегодня винтовые компрессоры – это уникальные устройства, в которых сжатие среды всегда достигается при помощи двух сцепленных между собой роторов с винтовыми зубьями. Сегодня данные компрессоры всегда относятся к классу ротационных машин именно объемного принципа действия. Данные изделия содержат в себе два специальных ротора с сопрягающимися профилями, которые специально делаются в форме спиралей. При этом нужно отметить, что роторы вращаются внутри картера. Подвижные узлы перемещают воздух в газовой фазе  со стороны всасывания к стороне нагнетания, при этом уникальные впадины охватывающего ротора выполняют роль уникального цилиндра, объем данного цилиндра постепенно приближается к выходу и сокращается, а зубья охватываемого ротора являются поршнями, которые обеспечивают сжатие потока.

Подробнее...
 

САГА О ГМО

27.12.2010 23:37

...Я боюсь летать на самолете. Честно. Причем знаю еще многих людей, которые боятся. Однако летают, что делать? До Америки пешком не дойдешь, да и до Владивостока из Москвы далековато...
Большинство из этих людей боятся летать, потому что самолеты иногда падают. И ведь действительно – бывает! Фобия состоит лишь в убеждении, что, невзирая на теорию вероятности, это случится именно со мной. Но находятся люди, которые боятся по другим причинам. Например, они думают, что самолет может провалиться через дыру в пространстве в параллельный мир (см. Стивен Кинг, «Лангольеры»). Или его могут похитить инопланетяне, вместе со всеми пассажирами…

Некоторые люди боятся есть грибы. Не просто не любят – а боятся. И здесь тоже может быть два соображения. Одно заключается в том, что в жаркое может попасть ядовитый гриб. И даже если грибочки сам собирал – все равно в себе не уверен. Может? Да запросто! Каждый грибной сезон кто-то травится. А мотив иррациональный состоит в убеждении, что грибы, например – живые! В смысле, мыслящие. И они из желудка своими враждебными генами прорастут в мозг и поработят человечество. Уже ближе к теме, правда?

Фобии «первого типа», если покопаться, есть почти у всех людей в той или иной степени. Все мы чего-то побаиваемся, чего-то остерегаемся, иногда понимаем даже (нормальные ж люди!), что преувеличиваем опасность – но сделать ничего не можем.
Фобия типа два – это диагноз. Скорее всего, паранойя, хотя я не психиатр.

Мы хотели объяснить, по возможности чтоб было понятно не специалистам, что такое ГМО и с чем его едят, извините за каламбур. Однако, поспрашивав предварительно аудиторию (спасибо progenes), чего именно они боятся в ГМО, мы получили такой… диагноз, что даже браться за это страшно. Потому что легко объяснить критически мыслящему человеку, почему чего-то не может быть, и каковы последствия того, что быть может. Но объяснить, почему подосиновик не поработит человечество, а инопланетяне не похитят самолет? Вы никогда не пробовали?

Я все-таки рискну. Хотя это будет очень длинно, потому что аргументы аудитории такие разнообразные, и часто взаимоисключающие – что разбираться придется с каждым по отдельности.

Я пока отложу вопросы глобальных экологических и экономических ужасов для всего человечества. Рассмотрим для начала более частный вопрос: а чем, собственно, ГМО может повредить не человечеству, а именно Вам, если Вы его по ошибке скушали? И Вашим детям, и Вашим правнукам? Этот вопрос можно разделить на две части.





ПРО ДНК

В первой части речь пойдет о собственно ГЕНЕ, т.е. некой последовательности, состоящей из четырех видов «бусинок», нанизанных в определенном порядке. Эта последовательность – всего лишь код, передающий информацию, что клетка должна делать. Сам ген не делает НИЧЕГО. С помощью клеточных инструментов (ферментов) этот код может быть «прочитан», и в организме «сделан» его продукт – белок. Который, собственно, и является конечной целью ГМ.

Иррациональный ужас заключается в том, что ген, который Вы проглотили, окажется встроенным в Вашу ДНК, в ДНК Ваших детей или на худой конец ваших бактерий, с которыми Вы пока благополучно уживаетесь. Однако через 2 часа после трапезы в организме (как мышином, так и Вашем) обнаруживаются всего лишь рваные ошметки этих «бус» длиной не более 700 штук бусинок, не несущие уже никакой осмысленной информации, которую можно было бы «исполнить». А через 8 часов даже эти ошметки из организма благополучно исчезают. Что любопытно, я привожу сейчас данные работы Шубберта и К, на которые многократно ссылалась проф. Ермакова в качестве доказательства возможности встраивания ДНК в человеческий геном. И самое интересное в этой работе то, что Шубберт использовал в своей работе 2 вида ДНК. Одна из них (ДНК фага лямбда) – никем и никогда не модифицировалась по той простой причине, что бактериофаги в природе настолько же старше первых модифицированных конструкций, насколько бактерии старше генных инженеров. Другая ДНК была действительно модифицирована. Правда, не в пищевых целях, а в экспериментальных: в ней кодируется специальный белок зеленого цвета, для удобства обнаружения. Так вот, НИ МАЛЕЙШЕГО различия ни во времени появления и исчезновения «послеобеденных» фрагментов ДНК, ни в их локализации в крови, в печени, в моче и в какашках – обнаружено НЕ БЫЛО. То есть, традиционнейшая, древнейшая ДНК вела себя в мышином организме абсолютно также, как и рукотворная.

Не убеждает? Зайдем с другой стороны. Чтобы поместить в объект нужный ген – есть несколько подходов. Объединяет их все то, что они связаны с достаточно зверским воздействием на клетку, повреждающим ее мембрану. Потому что через здоровую клеточную мембрану никакая ДНК, даже выделенная из скорпиона или таракана (о чем ниже) самостоятельно не пролезает! Воздействия могут быть разнообразными. Применяется т.н. электропорация (клетку лупят током). Или кальциевый шок (беднягу-клетку сначала отмачивают в концентрированном растворе солей кальция или рубидия, а потом, добавив нужный ген, подогревают до 42 градусов). Еще Ермакова упомянула метод, с которым я не знакома, в ее изложении это «биобаллистическая пушка – обстрел клеток микрочастицами золота или вольфрама с нанесенными на них генами». Мне как-то не кажется, что такой «обстрел» – это естественная процедура для здорового организма. А теперь объясните мне следующую вещь: если мы ХОТИМ загнать ген в клетку, и для этого требуется столько хлопот – каким образом этот ген (даже если чудом уцелеет в процессе пищеварения) потом загонится туда, где мы его видеть вовсе не хотим? А если загонится – так почему бы нам вместо всех этих электрошокеров и пушек не применить такую простую методику, как полив, опрыскивание или опыление нужного растения нужным геном? И пускай себе лезет сам! Раз-два – и новый сорт готов!

И наконец, момент третий. Помнится, оправдывая запрет на вывоз за границу биоматериалов, главный борец с ГМ, к.б.н(!) А.С.Баранов публично произнес, что ДНК русских эмигрантов, которая уже давно «вывезена» – не годится для создания генетического оружия против русских, потому что эти эмигранты уже адаптировались в другой стране. И, надо полагать, их ДНК тоже адаптировалась. Это «открытие» полностью подрывает основы самого современного метода криминалистики – генетической экспертизы. И царскую семью, видимо, можно закопать обратно – ведь потомки Романовых, с которыми сравнивалась ДНК, потому и выжили, что давно адаптировались кто во Франции, кто еще где-то…

К сожалению (моему, а не Баранова) геном конкретной особи не изменяется в течение жизни, что бы эта особь ни употребляла в пищу и в какой бы стране ни жила. Если б это было иначе – мы избавлены были бы от бича наследственных болезней. Сейчас существует метод предимплантационной диагностики, когда зародыша, имеющего шанс получить от родителей смертельное генетическое заболевание, тестируют на наличие «больного» гена. Но, увы, если ген обнаружен, все, что можно сделать с этим зародышем – это отодвинуть его в сторонку и подсадить в матку другой, у которого этого гена не нашлось. «Исправить» ситуацию, выкинув плохой ген, или всунув какой-то другой, который его нейтрализует – невозможно. Невозможно даже на стадии эмбриона до имплантации, в котором всего несколько сотен клеточек. Но программа уже заложена полностью, в самый момент слияния сперматозоида и яйцеклетки. Если бы! Удалось создать какую-то ГМ-конструкцию, которая могла бы проникнуть в уже генетически созданный организм! Мой сын не болел бы диабетом, извините за личные мотивы. И у его будущих детей не было бы такого риска. И даунов не было бы. И муковисцидоза не было бы. Всего лишь – съесть таблетку с нужным геном. И потомок здоров!

Скажете – а как же мутации? Да, бывают мутации. Облучение, водка, некоторые лекарства – могут привести к повреждению одной или нескольких «бусинок». При копировании этой испорченной цепочки возникает ошибка, которая потом копируется дальше. Но механизма, с помощью которого съеденный ген может привести к мутации – не описано. Потому что мутаген должен «добраться» до объекта, т.е. проникнуть в святая святых клетки. Это могут сделать продукты распада алкоголя, ряд лекарственных препаратов, для жесткого излучения никакие мембраны не помеха… А вот ген в клетку сам попасть – не может. Не умеет. Даже злобной вирусной ДНК, чтоб забраться в клетку, совершенно необходима белковая «одежка». Именно эта одежка цепляется за клеточную мембрану и делает в ней дырку, куда и лезет ДНК вируса…

Ну и в заключение этой части – мой любимый «ген скорпиона». Который, кстати, сроду никто никуда не вставлял – это байка. Такая же, как и «помидор с геном камбалы». Происхождение последнего анекдота известно: двое подвыпивших ученых обсуждали между собой, что если вытащить из рыбы ген криобелка, отвечающий за ее «хладнокровие», и вставить в помидор – то помидоры можно будет зимой под снегом выращивать. Люди шутили – а кто-то услышал…

Так вот, формулировка «ген скорпиона» – это оксюморон. Поскольку ген специфичен не по признаку организма, а по признаку того белка, который в нем закодирован. Гены, кодирующие фермент оксигеназу человека, жабы и грибка, известного по рекламе как «молочница» - совпадают более чем на 80%. То есть, это не «гены жабы», и не «гены человека» – а гены оксигеназы. А вот гены оксигеназы человека и, например, миоглобина того же самого человека – вообще не имеют в последовательности ничего общего. И если задачей ГМ является не выращивание гибрида ужа с ежом (для чего необходимо вытащить из обоих по половине из всей кучи генов, а вторые половины сложить), а получение определенного СВОЙСТВА, обеспечиваемого ОДНИМ белком (т.е. одним геном) – этот ген можно выудить из любого организма, в котором он есть, а лучше всего использовать прибор под названием синтезатор. Тогда мы будем вместо гена скорпиона иметь ген синтезатора – уже не так страшно? Жаль, что это очень дорого пока, поэтому приходится пользоваться теми генами, что уже сделала природа. Впрочем, это уже…

ПРО БЕЛКИ.

Если вред от самой процедуры переваривания гена относится к фобиям абсолютно иррациональным – то с белками, которые эти гены производят, не так все просто. Пирожок можно начинить вареньем, можно опилками, а можно и цианистым калием. Эффекты, как Вы понимаете, будут сильно отличаться. Хотя при этом совершенно непонятно, почему в бедах от неправильной начинки обвиняется технология выпекания пирожков. Один из первых «несъедобных пирожков» испек Арпад Пуштаи. И хотя эта история обсуждается уже много лет, и получила адекватную оценку – в обзорах Ермаковой и др. ссылка на работу Пуштаи по сей день занимает почетное место как доказательство вредности изготовления пирожков.

История состояла в том, что картофель Пуштаи (разумеется, не сертифицированный и вообще не предназначенный для человечьей еды) «начинялся» геном, производящим белок лектин. Который не совсем цианид, но покруче, чем опилки. Потому что он не только сам не переваривается млекопитающими, но и вообще угнетает процесс пищеварения. Для чего это было сделано – единого мнения нет. Одни говорят, что всунул первое, что под руку попалось; другие – что сознательно внес вредный белок для доказательства вредности модификации; третьи (например, эксперт ЮНЭП А.Голиков), сообщают, что планировалась разработка средства для изведения крыс, относительно безопасного для человека. Однако продукт не прокатил: крысы хотя и занемогли, но только через 9 месяцев (которые при плавном перетекании из журнала Ланцет в различные менее научные источники превратились в 9 дней).

Именно из-за реальной возможности «начинить пирожок» любой гадостью, как сознательно, так и по заблуждению – в этой области ГМ фобия начинает приобретать рациональные черты. И первое, что из этого следует – строгая необходимость экспертизы и сертификации КАЖДОГО продукта, имеющего шанс попасть на человеческий стол. И, разумеется, маркировка. Причем не идиотский штамп «содержит ГМ» или «не содержит ГМ» – а с указанием каталожного номера сертифицированного продукта, и с продажей каталога разрешенных ГМ с полным описанием типа модификации в каждом магазине от супермаркета до завалящего сельпо. Потому что –





АЛЛЕРГИЯ.

Когда констатируется аллергия у конкретного человека на конкретный продукт, как правило, медицина не доходит до таких тонкостей, как выяснение, на какой именно белок продукта, пыли или кошки у клиента аллергия. Это, как говорится, «клинического значения не имеет». А вот при потреблении ГМ-продукта – может поиметь. Потому как если аллергия на бразильский орех – имеется некий шанс, что именно тот самый белок из того самого ореха для какой-то пользы вмонтируют в сою или овес. Вполне научно описан и другой феномен: когда совершенно натуральный ген ингибитора альфа-амилазы пересадили из фасоли в горох (казалось бы, очень близкие родственники!) – оказалось, что этот горох имеет более высокую аллергенность, чем исходная фасоль. В соответствии с фобией иррациональной – во всем виноват факт модификации. Однако исследователи нашли более рациональное объяснение: этот ингибитор альфа-амилазы вообще штука крайне аллергенная, даже в пшенице. А аллергенная она потому, что подвергается т.н. посттрансляционной модификации. По-простому, после синтеза белка в дело вступают определенные клеточные ферменты и навешивают на этот белок дополнительную «бахрому» в виде нескольких остатков каких-то сахаров. И именно эта бахрома и вызывает аллергические реакции. Так вот, ферменты гороха, которые чуть-чуть отличаются от фасолевых, оказались способны навесить на этот сакраментальный белок на 1 или 2 сахара больше. Что и повысило его аллергенность. Испытания проводили на мышах, причем не «унутрь», как ожидалось бы, а совершенно зверским способом вдувания то ли в трахею, то ли в легкие… (мне кажется, что при таком тесте аллергия может проявиться даже на песок или вату). Так что сие совсем не значит, что аллергия будет и у двуногого потребителя. Но тем не менее сертифицировать такую штуку было бы нецелесообразно. Как, видимо, нецелесообразно вообще использовать в ГМ гены заведомо высокоаллергенных белков.

А почему я привела именно эту историю – она имеет весьма показательную сторону. Внимание, цитата: «Блокатор калорий «фаза 2» рекомендуется, как источник ингибитора альфа-амилазы, который позволяет заблокировать потребление организмом калорий… Фаза2 является экстрактом белой фасоли, который обладает уникальной способностью блокировать действие альфа-амилазы».

Рекламу все видели, да? А теперь думаем. Если белок из фасоли, помещенный в «родного брата» - горох, становится от этого аллергеном – как поведет себя этот же белок из фасоли, помещенный в человека, который фасоли ни разу не родственник?

Вопрос к аудитории – какие экспертизы прошел БАД под названием «фаза2», прежде чем был разрешен к применению, и сопоставим ли объем этих исследований с требованиями к сертификации ГМ-продукта, производящего ТОТ ЖЕ белок? Это к тому, что изучено, что не изучено, что проверено временем, и что не проверено…

Я думаю, ответ всем понятен.

Несколько примеров работ, включая крыс Ермаковой и заграничных крыс (или мышей) Seralini et al, кормленных ГМ-соей – являют собой абсолютно некорректно выполненные эксперименты. Работы Ермаковой я уже разбирала подробно, что касается Cералини – там все также замечательно: в тексте написано, что крысы как полу мужеского, так и женского, дружно похудели от ГМ аж на 3% – а на графике в той же статье нарисовано, что крысы М действительно едва заметно похудели – а вот крысы Ж ровно на столько же поправились! Что, впрочем, не существенно, потому что все равно эти три процента в любую сторону меньше ошибки эксперимента. Далее написано, что у контрольных и опытных крыс несколько отличаются различные биохимические и иммунологические параметры. Да, вроде отличаются. Только вот беда – границы нормы нигде не указаны! Ну, человечьи нормы, допустим, я могу где-то посмотреть… А где взять крысиные?

Не могу не задержаться на «соевых» мышах в плане ответа на замечание о «недостаточной изученности» ГМ. После шума, который вызвала работа Ермаковой, этой несчастной ГМ-соей кормили мышей и крыс уже несколько сотен(!) исследователей из разных стран. Правда, добиться, «шоб воны сдохли», кроме Ермаковой, пока не удалось никому. Зато в них столько всяких экзотических параметров было перемерено, это нам бы такую диспансеризацию! Ни одна диета, рекламируемая по ТВ, ни один БАД, не вылезающий из рекламных роликов – и сотой части такого разбора не удостаивались, хотя применяются и в хвост, и в гриву! И при этом ни в одной работе не было сделано то, что напрашивается в первую очередь! Поскольку данная ГМ предназначена для устойчивости к гербициду глифосату, нельзя исключить злоупотребление последним и накопление его в растении свыше нормы. Но… ни содержание глифосата в самом корме никто не мерил, ни крыскам глифосат в эквивалентной дозе не скармливал. Хотя гербицид этот совсем не подарок, и все возможные и невозможные наблюдаемые эффекты от него вполне могут быть! Но, поскольку нас интересует только факт модификации, а не какой-то там гербицид, такой контроль нам без надобности.

Собственно, самый лучший и лаконичный вывод по работам Ермаковой сделал тот же А. Голиков. Он простодушно поинтересовался: если установлено, что во втором поколении крысы перестают размножаться и вымирают – где патент на лучший в мире препарат для дератизации, и почему крысы по Москве до сих пор, как собаки, носятся?

ЧУЖОЙ, ЗАТО НЕ ГМ!

Утверждение, что родной белок всегда лучше чужого, подразумевает, что каннибализм лучше любой диеты. Но когда сталкивается неприязнь к ЧУЖОМУ белку и фобия в отношении факта ГМ – побеждает последнее, что выглядит весьма забавно.

Открытие инсулина позволило жить больным инсулин-зависимым диабетом, которые изначально были обречены и умирали через несколько месяцев. Но обнаружилось, что в поджелудочной железе свиньи или коровы есть такой белок, который если колоть диабетику – он берет на себя функцию отсутствующего «родного» инсулина. И люди стали жить. Впрочем, не очень долго, в эпоху свиных инсулинов эта жизнь редко продолжалась более 10 лет. К тому же на эти «чужие» белки часто встречалась аллергия, и вырабатывалась резистентность ( падала чувствительность). Но выделить инсулин из человека? Чтоб хватило на пожизненное применение 300 тысячам диабетиков 1 типа ( для которых инсулин обязателен) и 3 миллионам больных 2 типа (для части которых он также необходим)? Очевидно, что поджелудочных желез покойников-доноров для этого не хватит. Поэтому и был создан рекомбинантный генно-инженерный инсулин ЧЕЛОВЕКА. То есть, родной. И вот она, фобия в полном объеме: «Большинство примесей в препаратах инсулина человека представляют собой неизвестные белки неизвестного действия…Открытие прионов «коровьего бешенства» поднимает серьезную проблему безопасности применения генно-инженерных инсулинов…» Другими словами, назад, к хрюшке! При этом как-то забывается, что у этой хрюшки в инсулине есть одна аминокислотная замена по сравнению с человеком, а у говяжьего инсулина – даже целых три! И последствия этих замен для человека – ну совершенно не изучены! Нет, мы потерпим. Мы будем колоть, вводить даже не в желудок, а прямо в кровь, чужеродные белки от животных других видов, это ничего! Зато они не получены методом Франкенштейна! Поэтому в них не бывает прионов! В коровах бывают, а в коровьих инсулинах – что Вы, откуда?

И последний перл: «…возможно (при ГМ) образование прионов как в молекулах инсулина самих по себе, так и в качестве примесей в препарате».

Ну, относительно связи между ГМ и прионами я просто НИЧЕГО не могу сказать. Равно как о связи между моим сегодняшним завтраком и расположением Сатурна в созвездии Весов. Но замечание о том, что прионы могут находиться в молекулах инсулина САМИХ ПО СЕБЕ – это уже что-то запредельное.

Молекула инсулина содержит 51 аминокислоту. Самый маленький прион – 120 аминокислот, средний - 300-400. Я призываю Вас представить… к примеру, опять бусы из 51 бусины, ВНУТРИ которых САМИ ПО СЕБЕ находятся еще 120 бусин. И этого никто не замечает.



На этом я сагу о вредности ГМО для потребителя заканчиваю, потому что все, что я могу еще упомянуть, по степени маразма все равно не дотянет до последнего утверждения насчет прионов. И мы переходим к…





ГМО И ЭКОЛОГИЯ

Большинство описываемых экологических «катастроф» либо существуют только в воображении носителей иррациональных фобий, либо являются следствием не генной модификации, а самого существования растения, неуязвимого для какого-то врага. Академик Яблоков как-то жаловался, что вокруг поля с некой ГМ-культурой исчезли птички-бабочки, а соседний цветущий луг превратился в пустошь. Я не вспомню сейчас, что это была за культура – но здесь абсолютно актуален вопрос: «а Вы чего, собственно, хотели?».

Представим, например, что это была капуста, несъедобная для гусениц капустницы. Причем совершенно неважно, почему несъедобна. Либо она ГМ; либо ее чем-то таким помыли и опрыскали. Либо вообще поместили каждый кочан в мелкую сеточку, чтоб гусеница не прокусила. Какие это будет иметь последствия?

Во-первых, гусеницам будет нечего жрать. Поэтому бабочки не будут откладывать свои яички на эту капусту. И. соответственно, гусеницы там перестанут ползать, а капустницы – летать. И какие-нибудь синички, которые с удовольствием кушают и гусениц, и бабочек – оттуда тоже улетят, ибо там не светит. С другой стороны, гусеницы с голодухи сожрут соседнее поле сурепки, на которую они при богатом капустном рационе не обращали ни малейшего внимания. (Последнее, кстати весьма полезно для решения еще одной проблемы – чтоб вредитель не приобрел устойчивость к ГМ, ему надо подбрасывать что-то съедобное по соседству). Вот Вам и описанная экологическая картина. Решайте, что Вам больше нужно: капуста в кружевах и с «мясом» на закуску, зато приятный глазу пейзаж из птичек и бабочек – или полноценная капуста, но без бабочек? И при чем тут ГМ?

Впрочем, ГМ тут как раз при чем. Потому что, помимо видимых глазу птичек-бабочек, на всяком поле существует довольно-таки интенсивная «внутренняя жизнь», которую без специальных инструментов не обнаружить – рачки всякие микроскопического размера, паучки, и прочая разнообразная нежить. Так вот, не так давно в России были проведены испытания того самого пресловутого «антиколорадского» картофеля. Предварительно всю упомянутую нежить на опытной и контрольной делянках обнаружили и пересчитали. И оказалось ее, ни много ни мало, 96 видов. После окончания эксперимента на ГМ-поле осталось 95 видов. За исключением, естественно, того самого жука, ради которого и старались. А вот на соседней делянке, где от жука избавлялись традиционным способом опрыскивания всех подряд – из этих 96 выжили только 15, и те с поврежденными популяциями.

Рассудите сами. В картофель «монтируется» ген, производящий (только в ботве!) один из токсинов определенной бактерии. Если же взять эту бактерию целиком, то в ней разнообразных токсинов пять. И вот именно этот «экстракт» из той же самой бактерии вот уже 40 лет традиционно используют для борьбы с колорадской напастью методом опрыскивания. Кто из пульверизатора, кто с самолета. До первого дождя. После которого, естественно, вся эта чача смывается в почву, из почвы попадает в клубни картофеля, в сточные воды и еще Бог знает куда – а торжествующие жуки возвращаются на помытую ботву. До следующего опрыскивания, а потом до следующего дождя. Не говоря уже о том, что при небольшом ветерке значительная часть распыленного токсина оказывается не на картошке, а на соседском салате, у которого, в отличие от картошки, едят-то как раз «ботву»…

Если у кого-то еще остался вопрос, на фига все это надо – пусть попробует вырастить в тверской области мешок картошки, не применяя токсина ни внешним, ни «внутренним» образом. Или ознакомится с историей тайландской папайи. Это для нас с Вами папайя – экзотический фрукт, век бы ее не видеть. А для тайцев это традиционная пища, как для нас картошка, или в крайнем случае яблоки. Во-первых, они ее едят, аж 80% урожая съедается внутри страны. Во-вторых, они ее продают, и с этого живут.

Так вот, лет несколько назад на эту папайю напал вирус под названием «ring spot”. «Круглое пятно», по-нашему. Уж не знаю, как там эти пятна выглядели – но вся индустрия культивирования фрукта, обеспечивающая немалую часть национального дохода – загнулась в одночасье. И лишь чудом успели создать ГМ, устойчивую к этому вирусу, прежде чем исчезло ВСЕ. С тех пор и поныне практически вся папайя, существующая в природе, является ГМ. Кому это важно - учтите и не ешьте.





ВАМ ШАШЕЧКИ – ИЛИ ЕХАТЬ?

Вопрос на грани экологии и экономики. К ГМ постоянно предъявляются две диаметрально противоположных претензии. Первая – она, зараза (в случае, если растение размножается перекрестным опылением, как например кукуруза) – летает повсюду, скрещивается с чем попало, в результате портится семенной фонд, и скандал вышел с кукурузой «Старлинк», росла где не сеяли, и даже в семенные банки имеет шанс легко просочиться. (Кстати, при предъявлении этого обвинения часто упоминается, что ГМ-кукуруза лучше, устойчивее – поэтому вытеснит традиционные сорта. При этом теми же авторами в следующей строке пишется, что чужеродные вставки неустойчивы и легко «выпрыгивают» из ГМ-организма. Так устойчивее или, наоборот, нестабильны, вот в чем вопрос?) А вторая претензия звучит прямо противоположным образом: «Бесплодность семян привела к росту самоубийств среди фермеров в Индии… Бесплодными является большинство трансгенных организмов…» Тут еще, исключительно к месту, поминается бесплодное потомство от скрещивания лошади с ослом, что показывает, что автор этих перлов вообще не понимает разницы между вставкой одного монофункционального гена и скрещиванием двух равноправных организмов, по половине генома с каждого.

Таким образом, с одной стороны, спасите нас от бесконтрольного размножения ГМ – а с другой они ужасно бесплодны и отсюда следует, что проклятые монополисты по продаже семян поставят на колени все сельское хозяйство и т.д., и т.п.

Ребята – а что, собственно, надо? Вам надо, чтоб размножалась (а уж проблемы перекрестного опыления Вы будете решать стандартными способами, принятыми для разных сортов одного вида без всяких ГМ)? Или Вам надо, чтоб не размножалось, что уменьшает экологические риски? Пожалуйста, заказывайте! Можно устроить и так, и эдак. Вот только одновременно оба варианта нельзя устроить. Так что выберите что-нибудь одно – и генетики как только, так сразу примутся исполнять заказ!

Непонятно, правда, еще одно: если проклятые монополисты не захотят продавать ГМ-семена или заломят непомерную цену – что мешает поставленным на колени фермерам вернуться к выращиванию традиционных сортов и самим себе организовать семенное хозяйство. Впрочем, это непонятно только авторам подобных утверждений. Потому что люди, знакомые с сельским хозяйством, прекрасно знают, что фермеры и так широко практикуют ежегодные закупки семян: это экономия на хранении посадочного материала, к тому же семенные фирмы гарантируют качество, и если что не взошло – есть с кого спросить. Кроме того, та же картошка, многие сорта пшеницы, накапливают год за годом вирусы и мутации, и через несколько лет с этих семян уже ничего не прорастает, надо заменять на свежие. Да и вообще часто бывает выгодно разделение труда – один выращивает огурцы на засолку, а другой на семена. Первый покупает у второго семена, а второй у первого маринованные огурчики. И не первый год такая система успешно функционирует.

Только поймите меня правильно. Я вовсе не призываю «лопать, что дают». Я, кажется, достаточно привела примеров того, что какая-то конкретная ГМ-культура может оказаться вредной, и не должна успешно проходить сертификацию и попадать к нам на стол. Я только попыталась предложить взглянуть на иррациональную фобию трезвым взглядом и обнаружить, что МЕТОД создания новых растений, лекарств и т.п. который называется генной модификацией – не изобретен Сатаной и спущен нам из преисподней – а является не более и не менее чем МЕТОДОМ. Способом выпекания пирожков. Шприцем, которым можно ввести спасительное лекарство, а можно и смертельный яд. При этом ни от печки для пирожков, ни от шприца САМИХ ПО СЕБЕ никакого вреда быть не может.

Поэтому не надо фантазий. Не надо шарахаться от слова «модифицированный». Даже тогда, когда это слово относится к крахмалу, в котором генов вовсе не бывает, а бывает некая тепловая обработка с целью лучшего переваривания, которая и названа модификацией. Не надо на пакетиках с поваренной солью ставить ярлык «без ГМО». Более того, даже на пакетике с овсянкой такой ярлык ставить не надо, ибо он лишен смысла. Он указывает лишь на применение или не применение данного МЕТОДА, но никак не на содержимое «шприца» или начинку «пирожка».

Подумайте о том, что бояться МЕТОДА – это все равно, что бояться укола, потому что иголка, таблетки, потому что она круглая, или, наборот, микстуры, потому что она жидкая. Негоже такое для думающих людей.

 

ДИСКУССИЯ О БЕЗОПАСНОСТИ ГМО

04.11.2010 13:52

В.В. Кузнецов, председатель Оргкомитета симпозиума, профессор 

Уважаемые господа, я не планировал направлять информацию о прошедшем Международном симпозиуме "Физиология трансгеннного растения и проблемы биобезопасности", которая представляет собою ранее написанный текст совершенно для другой цели. Однако в ответ на публикацию крайне тенденциозной заметки Александра Чубенко, опубликованной на его сайте, считаю необходимым дать свое понимание проведенного мероприятия. Я не считаю нужным обсуждать то, что понаписал г-н Чубенко: для этого просто нет времени, да и нет самого предмета дискуссии. 

Оценка представленных на Симпозиуме докладов им дана в меру его разумения данной проблемы с учетом, очевидно, большого налета не имеющих отношения к науке причин. Полагаю, это его право представить свой вариант трактовки научного мероприятия. Не вызывает сомнения, что тот, кто пытается оценивать генно-инженерные технологии и возможные риски их применения, а тем более произносить обвинительные речи, должен, по меньшей мере, понимать, что это за технологии и в чем их сильные и слабые стороны. Это, я убежден, необходимое условие продуктивной дискуссии.

Мои комментарии представленных на Симпозиуме материалов и текст принятой резолюции см. в прикрепленном файле (опубликовано ниже - прим. редактора).

Спасибо.
Владимир Кузнецов
Международный симпозиум "Физиология трансгенного растения и проблемы биобезопасности"
(29 ноября – 3 декабря 2004 г., Москва, Россия)
(International Symposium "Transgenic Plants and Biosafety")

Международный симпозиум "Физиология трансгенного растения и проблемы биобезопасности" состоялся в Москве (Россия) с 29 ноября по 3 декабря 2004 г. на базе Института физиологии растений им. К.А. Тимирязева РАН. Организаторами симпозиума являлись: Отделение биологических наук РАН, Институт физиологии растений им. К.А. Тимирязева РАН (ИФР РАН), Научный совет по физиологии растений и фотосинтезу РАН, Технический комитет 447 "Биологическая безопасность пищевых продуктов, кормов и методы ее контроля" Федеральной службы РФ по техническому регулированию и метрологии, Общество физиологов растений России, Центр экологической политики России, Общенациональная ассоциация генетической безопасности и Альянс СНГ "За биобезопасность". В работе симпозиума приняли участие ученые 15 биологических институтов Российской академии наук, целого ряда научно-исследовательских организаций Российской академии сельскохозяйственных наук, Российской академии медицинских наук, Минздрава РФ, МГУ и многих других российских вузов, представители университетов, институтов и общественных организаций Киргизии, Молдовы, Норвегии, Таджикистана, Украины и Чехии, депутаты Государственной Думы России и Московской городской Думы.

Научная программа симпозиума включала следующие основные направления: 1) Фундаментальные аспекты создания и использования трансгенных растений; 2) Современные методы идентификации чужеродных генов; 3) Трансгенные организмы и проблемы аграрного производства; 4) Генетически модифицированные организмы (ГМО) и окружающая среда; 5) Пищевые риски при использовании ГМО; 6) Международное законодательство в области биобезопасности и трансграничного перемещения ГМО. По каждому из этих направлений были прочитаны пленарные лекции; был организован круглый стол, и проведена итоговая пресс-конференция для журналистов.

Первое пленарное заседание симпозиума было открыто выступлением автора данных строк на тему "ГМО и биологическая безопасность", в котором, как и во всех последующих докладах, подчеркивалось, что развитие генно-инженерных технологий является величайшим достижением молекулярной биологии и молекулярной генетики. Они могут быть использованы при решении широкого спектра фундаментальных общебиологических проблем, лечении наследственных заболеваний, создании лекарственных препаратов нового поколения, косметических средств, получении технического сырья, конструировании новых сортов сельскохозяйственных культур. Одновременно констатировалось, что доказательства безопасности для человека и окружающей среды трансгенных растений и полученных из них продуктов должны быть представлены производителем до начала коммерческого использования ГМО – такого требование Международной конвенции по устойчивому развитию и окружающей среде (Рио-де-Жанейро, 1992). В этой связи обсуждались объективные причины существования реальных и (или) потенциальных биологических рисков ГМ продуктов питания, которые следуют, прежде всего, из несовершенства технологии получения ГМО. Речь в данном случае идет о (1) непредсказуемости встраивания чужеродного фрагмента ДНК в геном растения; (2) слабой изученности механизмов регуляции и функционирования геномов высших растений; (3) наличии "плейотропного эффекта" встроенного трансгена; (4) нарушении стабильности генома и изменении его функционирования вследствие процесса трансформации; (5) нарушении стабильности встроенного в геном чужеродного фрагмента ДНК; (6) наличии во встроенном фрагменте ДНК "технологического мусора", в том числе генов устойчивости к антибиотикам и вирусных промоторов; (7) возможных аллергических и токсических эффектах чужеродного белка. Пищевые риски при использовании ГМО обстоятельно обсуждались в пленарной лекции А.М. Куликова (Москва), которому удалось проанализировать и обобщить сотни имеющихся в печати научных источников. Серьезный анализ аллергических эффектов некоторых продуктов питания и, прежде всего, сои, был дан в докладе одного из ведущих специалистов в данной области В.Б. Гервазиевой (Москва).

Важное место в программе Симпозиума принадлежало обсуждению фундаментальных аспектов создания и использования трансгенных растений. Прежде всего, была дана оценка уровня современного использования генно-инженерных технологий для решения многих практических задач и представлен прогностический анализ развития данной области биотехнологии на ближайшие годы и отдаленную перспективу (Я.И. Бурьянов, Пущино; Л.А. Лутова, С.-Петербург; Г.А. Романов, Москва; И.Н. Кузовкина и др., Москва; Z.B. Davlatnazarova and K.A. Aliev, Tajikistan).

Не вызывает сомнения тот факт, что наиболее широкое применение трансгенные растения находят в фундаментальной науке, выступая в качестве модели или инструмента при решении широчайшего спектра общебиологических проблем. Без использования трансгенных растений в академических институтах и университетских лабораториях в настоящее время невозможно представить дальнейший прогресс экспериментальной биологии. В рамках данного симпозиума был представлен целый ряд интересных сообщений, в которых трансгенные растения использовались для выяснения механизмов регуляции экспрессии отдельных генов (R. Oelmuller, Германия, В.В. Кузнецов, Москва; В.А. Пухальский и др., Москва) или интегральных физиологических процессов, таких как рост, развитие и клубнеобразование (Аксенова и др., Москва; Т.В. Баврина и др., Москва; Г.А. Романов, Москва), функционирование пластидного и митохондриального геномов (Ю.М. Константинов и др., Иркутск; В.В. Кузнецов, Москва), формирование механизмов адаптации растений к стрессорным условиям и устойчивости к биопатогенам (Е.А. Андреев, Л.А. Лутова, Санкт-Петербург; А.И. Катышев и др., Иркутск; Я.С. Колодяжная и др., Новосибирск; L.A. Lutova et al., St. Petersburg; В.Н. Попов и др., Москва; Sinkevich et al., Moscow; Т.Н. Пустовойтова и др., Москва; Н.С. Захарченко и др., Пущино), регуляция синтеза вторичных соединений (М.Ю. Чередниченко и др., Москва), исследование механизмов гормональной регуляции (Е.В. Гришунина и др., Москва; И.В. Маркова и др., Санкт-Петербург) и др. Отдельные сообщения были посвящены влиянию различных векторов на процесс трансформации, разработке способов переноса чужеродных генов в растительный геном, изучению последствий интеграции трансгена в растение и созданию съедобных вакцин (К.А. Алиев и др., Таджикистан; Т.В. Баврина и др., Москва; Ю.И. Долгих и др., Москва; А.Г. Еникеев и др., Иркутск; Е.А. Истомина и др., Москва; Н.В. Карачинская, Г.П. Петюх, Украина; А.В. Князев и др., Уфа; Е.Б. Рукавцова и др., Пущино).

В связи с остро стоящей проблемой маркирования ГМ продуктов питания в России и в других странах СНГ особый интерес вызывает секция, посвященная современным методам идентификации чужеродных генов. На ней были представлены основные институты и коммерческие фирмы, функционирующие в России и вовлеченные в разработку методов и создание оборудования для "поиска" трансгенов. Речь идет, прежде всего, о фирме "Биологическая защита" (Россия), предложившей совместно с одним из институтов Пущинского научного центра РАН модифицированный метод идентификации ГМИ с помощью микрочипов, о фирме "Биоком" (Москва), также активно работающей в данной области, Институте питания РАМН (Сорокина и др., Москва) и об американской фирме БиоРад, изложившей на симпозиуме свою тактику качественного и количественного определения ГМИ в пищевых продуктах. Большой интерес присутствовавших вызвало сообщение представителей Института молекулярной биологии РАН и Института физиологии растений РАН, разработавших современный метод идентификации ГМИ с использованием биочипа (Е.М. Крылова и др., Москва). Данный метод идентификации ГМИ утвержден в виде ГОСТа и в настоящее время действует на территории России в качестве национального стандарта. Заслуживает внимания также доклад наших уфимский коллег (А.В. Чемерис и др., Уфа), предложивших использовать для детекции ГМИ не полимеразную цепную реакцию, как это делается во всем мире, а лигазную цепную реакцию. Проблемам надежности используемых в мире методов идентификации ГМИ был посвящен пленарный доклад М.С. Вонского (Санкт-Петербург), который на большом экспериментальном материале убедительно обосновал мало утешительное положение, согласно которому, наряду с серьезным прогрессом в данной области науки, остается масса важных нерешенных вопросов, катастрофически снижающих воспроизводимость и достоверность получаемых результатов тестирования.

Значительная часть докладов была посвящена обсуждению экологических (М.С. Соколов, Москва; А.В. Яблоков, Москва; Nielsen, Norway; А.С. Баранов, Москва) и аграрных рисков в связи с возделыванием ГМО (О.А. Монастырский, Краснодар; Г.П. Петюх, Украина; Л.В. Свирелис и О.А. Монастырский, Краснодар). Так, в обстоятельном пленарном докладе "Микроэволюционная опасность генетически модифицированных организмов" А.В. Яблоков (Москва) обосновал положение о том, что распространение ГМО в природных экосистемах необратимо будет нарушать течение естественных эволюционных процессов на популяционно-видовом уровне, оказывая при этом влияние, как на элементарный эволюционный процесс, так и на три элементарных эволюционных фактора - изоляцию, естественный отбор и мутационный процесс, что, в свою очередь, будет сопровождаться не коадаптированным в экосистемах, а беспорядочным и разрушающим экосистемы хаотическим возникновением элементарных эволюционных явлений. Анализ экологических рисков был также дан в докладе А.С. Баранова (Москва), который считает, что имеющаяся в настоящее время фактология убедительно доказывает наличие экологических рисков при использовании ГМО. Эти риски связаны, прежде всего, с появлением суперсорняков, формированием новых, устойчивых к ядам, популяций насекомых, генетическим загрязнением и безвозвратной потерей традиционных сортов важнейших сельхозкультур, а также с возрастанием химического загрязнения окружающей среды пестицидами. Фундаментальные молекулярно-экологические аспекты горизонтального переноса трансгенов были представлены R.M. Nielsen (Norway).

Важное значение в мире в настоящее время уделяется разработке норм международно-правового регулирования обращения ГМО, которое призвано соблюдать интересы бизнеса, использующего ГИ технологии в сельскохозяйственном производстве, и не подвергать при этом реальным или потенциальным рискам человека и окружающую среду. Прекрасным примером подобного отношения является Евросоюз, которому удалось разработать гибкую и одновременно жесткую законодательную базу, не исключающую использование ГМО в коммерческих целях, но максимально снижающую возможные негативные эффекты от их применения. Именно вопросам международно-правового регулирования потоков ГМО был посвящен прекрасный доклад О.А. Разбаш (Москва), ведущего юриста-эколога, специализирующегося в области международного права по использованию ГМО. Законодательство Евросоюза и Норвегии по биобезопасности ГМО подробно рассматривалось в докладе Linestad (Norway). Были также представлены сообщения о законодательном обеспечении коммерческого использования продуктов ГИ технологий в Чешской республике (Б. Свитачкова и В. Кобелуш), в Молдове (И.Д. Тромбицкий и др.), на Украине (Г.И. Петюх, А.В. Ангурец), в Таджикистане (Ф.Ю. Насырова) и в ряде других стран. Помимо этого, участникам симпозиума был представлен очень содержательный доклад по социально-этическим проблемам использования ГМО (В.Б. Копейкина, Москва).

Результаты работы симпозиума были подведены на пресс-конференции для представителей СМИ, где была озвучена принятая на заключительном заседании Резолюция, которая, с одной стороны, рассматривает генноинженерные технологии как важнейшее достижение современной науки, призванные решить массу крайне важных практических проблем, но, с другой стороны, она призывает строго соблюдать принятые международные документы по коммерческой эксплуатации ГИ технологий, разрабатывать национальные законы по биобезопасности, которые предусматривают защиту человека и окружающей среды от биологических рисков при использовании ГМО. При этом особо подчеркивается, что исследования биологической безопасности ГМО всегда должны опережать их коммерческое использование.

Председатель Оргкомитета симпозиума
профессор
Кузнецов Вл.В.
РЕЗОЛЮЦИЯ Международного симпозиума "Физиология трансгенного растения и биобезопасность"
Москва, 2 декабря 2004 г.
(Принята единогласно на заключительном заседании участников Симпозиума)

ПРИЗНАВАЯ развитие генно-инженерных технологий важнейшим достижением молекулярной биологии и молекулярной генетики для решения фундаментальных проблем биологии, генотерапии заболеваний человека, создания нового поколения лекарственных препаратов, а также получения стресс-устойчивых высокопродуктивных сортов сельскохозяйственных культур, и понимая ключевую роль и ответственность ученых в разработке безопасных технологий;

РАЗДЕЛЯЯ озабоченность научной и мировой общественности по поводу создания и неконтролируемого коммерческого использования в сельскохозяйственном производстве генетически-модифицированных (ГМ) растений, биологическая безопасность которых не доказана, и руководствуясь "Основами государственной политики в области обеспечения химической и биологической безопасности Российской Федерации на период до 2010 года и дальнейшую перспективу";

ОСОЗНАВАЯ необходимость соблюдения принципа предосторожности, сформулированного еще в 1992 году на Всемирной конференции по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро, Декларация которой подписана и Россией;

УЧИТЫВАЯ, что вопросы использования и контроля за ГМО (генетически модифицированными организмами) затрагивают права граждан на получение своевременной, полной и достоверной информации о состоянии окружающей среды, рисках и угрозах для здоровья;

ПРИНИМАЯ во внимание, что широкомасштабное неконтролируемое распространение на пищевом рынке России ГМ продуктов питания может негативно отразиться на здоровье населения и будущем нации, и создает благоприятные условия для реализации актов биотерроризма,

участники Международного симпозиума "Физиология трансгенного растения и биобезопасность", представляющие ведущие биологические институты Российской академии наук, научно-исследовательские организации РАСХН, РАМН и Минздрава РФ, МГУ и другие вузы страны, университеты и институты Норвегии, Чехии, Украины, Молдовы, Таджикистана, Киргизии, а также некоторые общественные организации России и СНГ, основываясь на результатах заслушанных докладов и имеющейся в мире научной информации и законодательной базе,

считают необходимым признать следующее:
Исследования по биобезопасности ГМО и полученных из них продуктов питания, а также исчерпывающие доказательства их биологической безопасности должны опережать коммерческое использование ГМО и ГМ-продукции;
Доказательство биобезопасности ГМО и ГМ-продуктов питания требует проведения комплексных фундаментальных и прикладных исследований и нуждается в государственном финансировании;
Необходимость дальнейшего совершенствования законодательной базы в области регулирования оборота ГМО и ГМ-продуктов питания и гармонизации национальных законодательств, в том числе и России, с законодательством Евросоюза, что является необходимым условием не только для создания системы коллективной безопасности, но и для развития равноправной торговли российских производителей сельхозпродукции со странами Западной Европы;
Важность присоединения России к Картахенскому протоколу, регламентирующему межгосударственные потоки ГМО в глобальном масштабе;
Необходимость создания независимой от производителя эффективно работающей государственной системы контроля за наличием ГМО и продуктов их переработки, в интересах экологической безопасности страны и здоровья нации;
Принятие международного пакта о нераспространении генетически модифицированных сортов растений на не занятые ими территории, до тех пор, пока не будет доказана их безопасность для человека и окружающей среды.

 

ГМО: спасение человечества или нарушение планетарной экосистемы?

24.09.2010 23:50

Тема генетически модифицированных организмов – одна из самых спорных среди тех, кто заботится о своём здоровье. Ситуация осложняется ещё и тем, что никто не может проверить вред или пользу ГМО на себе. Как всё просто с другими продуктами: съел гамбургер, заел куском торта, запил колой – и вот, пожалуйста, результат не заставит долго ждать – изжога, чувство тяжести и боль в животе тут как тут. 

Не всё так просто с генетически изменёнными организмами. Все за и против для большинства людей чисто теоретические, почувствовать эффект невозможно. Но только ли дело в пользе и вреде для отдельного человека? ГМО призваны, по мнению учёных, решать общепланетарные проблемы. И если отвлечься от плюсов и минусов лично для каждого, то можно лучше понять суть этого явления.

Аргументы «За»

Повышенная питательная ценность продуктов
Одно из распространённых генетически модифицированных растений – рис. Его структура изменяется таким образом, что он начинает производить бета-каротин, который человеческий организм превращает в витамин А. Такой рис называют «золотым рисом», потому что он может уменьшить дефицит витамина А – главную причину слепоты и частую причину детской смертности в беднейших странах мира.

Уменьшение влияния на окружающую среду
Учёные разрабатывают особый вид деревьев. При производстве бумаги такая древесина требует меньшее количество вредных химических веществ для своей переработки.

Увеличение производства рыбы
Исследователи изменили ген, который управляет гормоном роста рыбы тилапии. Это увеличивает производительность рыбных хозяйств, делает рыбу более доступной и, соответственно, увеличивает содержание белка в питании.

Устойчивость к суровым условиям
Ведётся разработка сельскохозяйственных культур, которые смогут расти на недостаточно увлажнённых почвах и в местах с избыточным содержанием соли.

Лучшее усвоение веществ скотом
Модифицированный корм для скота улучшает усвоение фосфора. В результате отходы жизнедеятельности животных содержат меньше фосфора, который загрязняет грунтовые воды.

ГМО с вакцинами
Ведутся разработки «съедобных» вакцин. Это актуально для бедных развивающихся стран, где обычное вакцинирование не слишком успешно. Так, продукты с генетически встроенной вакциной могут защитить от диареи – главной причины детской смертности в некоторых регионах планеты. А может, недалёк тот день, когда и вас не будут уговаривать сделать прививку от «свиного» гриппа, а просто массово выпустят в продажу картофель с вакциной.

Аргументы «Против»

Недостаточный контроль
Нет достаточного контроля за распространением продуктов из ГМО. В 2000 году в продуктах, предназначенных для людей, была обнаружена модифицированная кукуруза, предназначенная для корма животных.

Перенос аллергенов
Аллергены могут быть перенесены от одного продукта к другому. Например, тесты выявили, что когда ген Бразильского ореха переносится в сою, такая соя становится опасной для людей с аллергией на бразильский орех. В именно этом случае всё закончилось на этапе разработки. Но где гарантия, что такого не повторится?

Непредсказуемость
ГМО могут оказывать непредвиденное влияние на почву при выращивании. Не исключено, что такие культуры «возьмут» больше питательных веществ и воды из земли по сравнению с обычными растениями.

Нежелательное движение генов
Искусственно привнесённые гены могут перейти в другие организмы. Так, устойчивость к гербицидам может перейти от культурных растений к сорнякам. И тогда и сорняки становятся нечувствительны к гербицидам.

Опасность для экосистем
Генетически модифицированная рыба может повлиять на популяцию обычных рыб, если попадёт в реки и моря. Рыба, изменённая таким образом, что она ест больше для скорейшего роста, может «захватить» территорию обитания своих диких собратьев.

Сложности для вегетарианцев
Вегетарианцы справедливо опасаются продуктов из ГМО. При внесении генов животных в растения возникает этическая проблема. Продукт одновременно и растение, и животное. Как быть противникам животной пищи?

Вопрос о значимости ГМО сложный и не ограничивается личными интересами каждого. Что вы предпочтёте: накормить и спасти голодающих и умирающих детей Африки или поставить под угрозу экосистему своей страны и себя лично?

 

Warning: Division by zero in /home/dwigenie/public_html/guerre-de-troy.com/templates/youstudio/html/com_content/category/blog.php on line 57

Страница 1 из 4

<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 Следующая > Последняя >>

Отладка Модуль №1 Ссылок: 5

Проверка серверных путей:


$_SERVER['REQUEST_URI'] сформирован: /dovod


$_SERVER['REDIRECT_URL'] сформирован: /dovod


getenv('REQUEST_URI') сформирован: /dovod